У нас с парнем всегда были разногласия по поводу того, как проводить совместный досуг. Он любил сидеть дома, смотреть сериальчики, а мне порой просто волком хотелось выть от этих старческих вечеров.

Еще со студенческих лет я постоянно моталась в театры, картинные галереи, на фотовыставки и концерты, какие-то перформансы и нетривиальные мероприятия. Мне казалось, что вокруг меня происходит столько всего интересного, и я не понимала, как можно торчать дома, пропуская все это.

Никто из моего окружения не выдерживал моего темпа, конечно мне часто удавалось находить компанию для культурных походов: то какая-нибудь из подружек захочет выйти в свет, то молодой человек просвещенный попадется. Вот так и перебивалась непостоянными партнерами и, признаться честно, частенько ходила на мероприятия одна, от чего оно не становилось для меня менее интересным.

Но в глубине души я всегда мечтала, что однажды встречу такого человека, который будет разделять со мной страсть к подобного рода проведению свободного времени, и мы часами сможем делиться впечатлениями об очередном культурном событии.

На очередное мое предложение посетить концерт симфонической музыки мой парень ответил однозначным отказом, мол я еще не совсем дурак, чтобы тратить свое драгоценное время на такое. Было обидно до слез, но сидеть дома из-за него я не собиралась.

Попутчика на вечер мне найти не удалось, и я отправилась в оперный театр одна, в гордом одиночестве. Я тщательно выбрала вечерний туалет, сделала выбор в пользу черного платья в пол, нанесла легкий макияж с акцентом на губы марсалового цвета, уложила волосы в стиле ”легкая небрежность” и достала из шкафа туфли из разряда “в которых удобно только сидеть”. Я намеревалась насладиться этим вечером сполна и всегда была очень скрупулезна при подборе образа, тем более, если речь шла о каком-то светском мероприятии.

Ровно за полчаса до начала концерта я вызвала такси. Для меня опаздывать в театр – сродни неуважению к старшим, лучше уж вообще не заходить в зал, чем пробираться в потемках через пунктуальных зрителей. Но и заходить в зал я предпочитала перед самым началом, как всегда говорила мне моя бабуля: “золушка приходит на бал последней”. В общем, я точно рассчитала время, и за пять минут до начала концерта билетер беспощадно обрывал кромку моего пригласительного.

Я вошла в огромный партер, который уже был полностью заполнен возбужденной толпой. Увидев, как в оркестровой яме дирижер пристреливается своей палочкой, я поняла, что вечер будет прекрасным. Я плавно стала продвигаться по центральным ступенькам к своему месту и была вынуждена потревожить несколько человек в своем ряду.

Из них, видимо, только один мужчина знал правила этикета, ведь только он встал, чтобы пропустить меня к своему месту. Я сразу обратила на него внимание. Будучи вынужденной пройти к нему максимально близко, практически вплотную, я уловила его ненавязчивый запах, а он посмотрел мне прямо в глаза. Что-то такое торкнуло, но я не думала, что у этой истории возможно продолжение, ведь я сразу обратила внимание, что он был с девушкой.

Весь концерт мы стыдливо переглядывались, сидя друг от друга в паре метров, и, даже не смотря на то, что я была полностью увлечена виртуозным исполнением Бранденбургского концерта И. С. Баха, я не могла удержаться, чтобы украдкой не посмотреть на него. В антракте он подошел ко мне в фойе, и у нас завязалась светская, абсолютно обезличенная беседа. Я даже была немного разочарована, мне бы хотелось услышать от него какой-то комплимент, но нет.

Во втором отделении концерта музыка полностью растворила меня, и я подумала о своем парне: “ну как такое можно было пропустить!”. Зрители долго не отпускали музыкантов, таких оваций я не слышала уже давно. В прекрасном настроении я вышла из театра, намереваясь немного пройтись по осеннему городу.

В мои планы вдруг вмешался мой незнакомец, он появился из ниоткуда, как-будто караулил меня за углом, и предложил меня подвезти. Я согласилась отчасти назло своему парню, который предпочел телевизор моему обществу. Мы сели в его авто и поехали кататься по городу, ведя непринужденную беседу.

Я узнала, что моего незнакомца звали Илья, на вид он был старше меня лет на десять, а вот узнать, куда он дел свою спутницу не удалось, он увиливал от ответа, а я не стала настаивать, по большому счету мне не было до этого никакого дела. Илья был очень приятным мужчиной, мне очень импонировало то, что он посещает такие же мероприятия, как и я, и вообще он производил впечатление умного, образованного человека, но не нудного, все как я люблю.

Мой парень не звонил мне, хотя прекрасно знал, что по времени концерт уже должен был закончиться, меня это немного злило, и в знак протеста я решила не торопиться домой. Я предложила Илье заехать куда-нибудь выпить кофе, а он в ответ сказал, что у него дома отличный итальянский кофе в зернах, а кофемашина делает капучино не хуже, чем во Флоренции. Думаю, отчасти из-за желания отомстить своему парню, я согласилась, не отдавая до конца отчет себе, чем обычно заканчиваются подобные предложения попить кофе.

Не успели мы войти в квартиру Ильи, как начали целоваться. Я сама не поняла, как это произошло, на меня просто подействовал его интеллигентный бубнеж наряду с обидой на своего парня. Илья стал стаскивать одежду с меня прям в коридоре, он не отрывался от моих губ, так что у меня даже не было возможности произнести хоть слово.

Вдруг я почувствовала его руку между своих ног, он ласкал меня по внутренней поверхности бедер, постепенно поднимаясь все выше и выше к заветной цели. Меня возбуждала его решительность, напор и то, что он однозначно хотел меня прямо здесь и сейчас.

Илья подобрался к моей писе и стал активно массировать ее. Даже через трусики и колготки эти прикосновения были очень приятными. Затем он помог мне разуться и одним махом стащил с меня одежду, так что я осталась стоять в одном лифчике. Илья опустился передо мной на колени, положил одну мою ногу себе на плечо и поцеловал мою киску:

– Какая же ты красивая! – говорил он не мне, а ей, моей писе, было интересно наблюдать за их общением и очень приятно.

Одной рукой он раздвинул мои половые губы и стал вылизывать мою горошинку, которая полностью оголилась. Должна признаться, все мужчины делают куннилингус по-разному, и то, как отлизывал Илья, нам очень нравилось, мне и моей девочке.

Он максимально высовывал язык и проводил им по моему клитору с очень сильным нажимом, словно лизал мороженное и хотел съесть его как можно скорее, при этом он попадал точно в цель, хоть кто-то в школе не прогуливал уроки анатомии. Это продолжалось всего несколько минут, и я уже готова была кончить, видимо новизна ощущений подействовала на меня, как надо. Илья, видимо, это почувствовал, и его движения стали еще интенсивнее.

Я схватила его за волосы и стала подталкивать его голову навстречу моей киске. Он буквально присасывался к ней, и в какой-то момент я испытала оргазм, это было так приятно, что я инстинктивно прижала обеими руками Илью к своей промежности, не давая ему шанса высвободиться. Он замер, я подумала, что он задохнулся, и ослабила хватку.

Илья дал мне отдышаться и немного прийти в себя. Я облокотилась о стену, голова немного кружилась, такого я не испытывала очень давно. Мой новый знакомый, видя мое полуобморочное состояние, предложил принести мне водички, и я с радостью согласилась.

Он ушел на кухню, а я, увидев себя в зеркале голую в коридоре чужой квартиры, вдруг резко опомнилась: “Что же я творю?” Я быстро нацепила на себя платье, прямо на голое тело, схватила туфли, пальто и босая вылетела из квартиры. Я бежала по ступенькам, мне казалось, что сейчас Илья за мной погониться, он должно быть в ярости от того, что я удалилась в неподходящий момент, ведь в его планах наверняка было продолжение.

Я выбежала на улицу и поймала первую попавшуюся машину. Кое-как на заднем сиденье привела себя в порядок и надеялась, что когда я вернусь домой, мой парень не заметит, что я без колготок.