На улице была поздняя осень, а за окном срывались первые снежинки. По дороге на работу я заскочила в кафе погреться. День был мрачный, обыденный, скучный. Несмотря на то, что это было раннее утро, я заказала себе глинтвейн в надежде, что он хоть чуточку поднимет мое настроение.

Кроме меня из посетителей в кафе еще никого не было, чему я была несказанно рада. Я сделала глубокий вдох, и в меня ворвался запах свежеиспеченных круассанов. Серый день понемногу переставал быть монохромным, настроение улучшалось с каждой секундой, а когда мне принесли мой заказ жизнь и вовсе наладилась. Мигом избавившись от своих шерстяных варежек и шапки, я поднесла чашку к носу и хотела сделать долгожданный глоток, но в этот момент мою идиллию пронзил навязчивый звон колокольчика – в кафе вошел посетитель.

Дверь была как раз напротив меня, поэтому мне было несложно его рассмотреть: это был мужчина примерно моего возраста, в кашемировом пальто, без головного убора, отчего его ушки предательски покраснели от холода. Он был таким статным и красивым, что я непроизвольно пригладила свои растрепавшиеся от шапки волосы. Уверенным шагом он целенаправленно подошел ко мне и попросил разрешения присесть за мой столик. Учитывая, что все столики вокруг были свободны, я осмелилась предположить, что он был заинтересован именно в моем обществе.

– Я заметил Вас еще с улицы и просто не мог не подойти! – сказал мне незнакомец, а у меня в ответ вырвалось только дурацкое «угу».

Я была замужем уже пять лет и последний раз слышала комплимент от мужчины еще до свадьбы, так что я не знала, как реагировать и просто сделала большой глоток глинтвейна из своей чашки. Напиток, кстати, был божественный, аромат кардамона и корицы отвлекли меня от незнакомца, и на секунду я улетела на другую планету.

– Не хотите прокатиться со мной по городу, на улице очень красиво! – вывел меня из транса незнакомец.

На улице действительно было волшебно, пошел снег, и следы осени понемногу заметало.

Я почему-то согласилась сесть в машину к незнакомому мужчине, даже не узнав его имени, он почему-то привез меня к себе домой. Алкоголя в глинтвейне было не так уж и много, но все, что со мной происходило дальше, было как в тумане, будто не со мной, будто я наблюдала за собой со стороны и не могла вмешаться в происходящее. Этот мужчина подействовал на меня как флейта на кобру. Неоднократно после случившегося я мысленно возвращалась к этим событиям и убеждалась, что это был какой-то гипноз.

Мы зашли в квартиру к мужчине, которого я знала полчаса. Он помог мне раздеться, сказал, что можно не разуваться, ведь в квартире идет ремонт. В некоторых комнатах действительно были бетонные стены, мебели почти не было, вокруг лежали какие-то строительные материалы.

Не спросив о моих предпочтениях, он налил мне в стакан какой-то алкоголь цвета некрепкого чая, то ли коньяк, то ли виски, я – не особый эксперт. Незнакомец предложил выпить за знакомство, при этом даже не поинтересовавшись моим именем, и я залпом влила в себя все содержимое стакана, от чего конечно же закашлялась. Он посмеялся надо мной, взял меня за руку и отвел в будущую спальню.

Это была большая светлая комната с двумя окнами. Здесь не было ничего, кроме огромной кровати, на которой лежал белоснежный высокий матрас и две подушки, еще даже не распечатанные, в магазинной полиэтиленовой упаковке.

– Раздевайся! – сказал мне мужчина, имени которого я не знала. И я почему-то послушалась.

Он сел на кровать спиной к окну, от этого я практически не видела его лица. Я стояла в метре от него, меня немного слепил свет, который заполнял комнату. Я сняла с себя свитер. Мои растрепанные длинные волосы упали мне на лицо, и он приказал не убирать их.

– Теперь повернись ко мне спиной! – услышала я мужской голос и беспрекословно повиновалась.

Я повернулась к нему и спиной и расстегнула лифчик, затем медленно спустила бретельки и бросила его на пол. Он попросил подойти к нему, стал жадно покусывать мои соски, которые торчали не столько от возбуждения, сколько от холода. Он впивался в них зубами, причиняя мне боль, но я терпела, не знаю зачем.

Он засунул руку мне в джинсы, и я почувствовала на своей писе его ледяные пальцы. У меня в трусиках было так горячо, что я подумала, что он может обжечься. Сначала он засунул палец в мою вагину, а затем и в попу. Я была еще сухая, но его это не смущало, он стал резкими движениями трахать меня в две дырки. Я не проронила ни звука, было так тихо, что я боялась пронзить эту тишину неловкими стонами.

Вскоре он стянул с меня джинсы вместе с трусиками и колготками чуть ниже колен, на мне все еще оставались ботинки. Он встал, поставил меня раком на край кровати. По звуку я услышала, что он, вероятно, расстегивает ремень и ширинку, и я не ошиблась. Через секунду его член уже был в моей киске. Он начала долбать меня сзади. Брюки он не снимал, и металлическая бляха от его ремня то и дело ударялась о мою попку. Было немного больно, он заходил в меня глубоко, делал это резко, будто я какая-то шлюха и со мной можно не церемониться.

– Почему ты молчишь? – спросил меня незнакомец. Ему это явно не понравилось.

Он вытащил свой хуй из моей письки и засадил мне его в анус. Я никогда не пробовала анал раньше, мы с мужем даже никогда не затрагивали эту тему, мне всегда казалось это чем-то грязными порочным. Но я не успела оказать сопротивление, какой-то незнакомый мужик уже вовсю разрывал мою жопу.

Было ужасно больно, поэтому я стала постанывать. Там все пекло, казалось, моя анальная дырочка сейчас просто порвется. Но останавливать его я не осмеливалась. Буквально несколько минут, и я поняла, что он кончил. Я не сразу осознала, что он кончил в меня, только когда он достал свой член, я почувствовала, что из меня что-то вытекает.

– Пойдем, я покажу, где ванная, – сказал мужчина, который только что лишил меня анальной девственности.

Я встала и начала быстро переберать ножками. Мелкими шажками я добралась до ванной комнаты, ведь на мне до сих пор были спущенные штаны и ботинки. Он оставил меня одну. Я кое-как привела себя в порядок, а когда вышла, он был уже одет и ждал меня. Он протянул мне мой лифчик и свитер, затем помог одеться.

Мы молча вышли из подъезда, сели в машину, и он отвез меня туда, откуда забрал, в кафе, где вкусно пахло круассанами. Снег все еще не прекращался, и дороги заметно замело белой крупой. Я села за тот же столик, за которым сидела утром напротив двери, а он ушел. Звон колокольчиков снова пронзил мое сознание. Я смотрела, как он уходит и думала, что все это мне приснилось. Я заказала глинтвейн и все также смотрела в окно на улицу.

На телефоне было девять пропущенных с работы, еще бы, уже час, как я должна была отвечать на звонки недовольных клиентов. Но мне было все равно. Я наслаждалась ароматом корицы и кардамона и вспоминала свой давешний сон.