Вынуждена признаться: я – наркоманка, кофейная наркоманка, и мое утро не начинается без чашечки, чашки, пиалочки, а иногда даже миски кофе. Первое, что я делаю, услышав будильник, плетусь на кухню с закрытыми глазами, чтобы поставить турочку на плиту, и пока я не сделаю хотя бы один глоток, разговаривать со мной бесполезно. За день я выпиваю страшно даже сосчитать сколько литров этого божественного напитка, мне нравится его вкус, аромат и то, как он действует на меня. Если в шаговой доступности от меня нет кофе, у меня начинается паника.

Каждый день по пути на работу я забегаю в кофейню, даже если опаздываю катастрофически, и беру стаканчик с собой. Иногда, бывает это крайне редко, у меня есть время попить кофе прям в кафе с ароматной булочкой с черникой и поболтать с бариста. Здесь я знакома уже со всеми, ко мне относятся как несчастной девочке, которую нужно непременно напоить и накормить.

В тот день я, как ни странно, вышла из дома пораньше, и у меня в запасе были 20 минут как раз для смакования моего любимого зелья. Несмотря на то, что дома уже была выпита чашечка, это нисколько не унимало дрожи в коленках от предвкушения новой дозы.

Я отворила двери уже родной кофейни и на удивление меня ожидало не родное лицо, а совершенно незнакомая мне девушка за барной стойкой. Она выглядела очень нетривиально: волосы у нее были нежно-лавандового цвета, заплетены в две косички с фиолетовыми ленточками, в носу было колечко, язык тоже был проколот, а вся шея была забита татуировками, это были какие-то непонятные мне орнаменты.

Я подошла к ней и как всегда заказала крепкий двойной кофе. В это время в зал вышел мой знакомый бариста, Игорь, и представил нас друг другу. Оказалось, эта девушка – его стажер, звали ее Кира. Игорь сказал, что я – очень строгий клиент и очень придирчива к тому, как кофе приготовлен, и что если мне понравится, как Кира приготовит мой заказ, он точно возьмет ее на работу.

Кофе был действительно отменным и прямо при мне Игорь сказал своему стажеру: “Добро пожаловать в наш коллектив!” Девушка очень обрадовалась и даже в качестве благодарности принесла мне кусочек лимонного пирога. Так началось наше незатейливое знакомство. Мы с Кирой болтали по утрам, и все чаще я забегала к ней и после работы. Что-то в этой девушке меня притягивало, и я не сразу поняла, что это за чувство.

Однажды Кира за чашечкой кофе пригласила меня к себе домой на вечеринку. Я не очень-то люблю шумные незнакомые компании, но она уверяла, что мне, как кофеману, должно понравится. Я согласилась, и кофе здесь был не при чем, мне просто нравилось общество этой девушки.

Она заранее написала мне адрес, и в назначенное время я приехала к ней домой. Здесь была толпа людей, и действительно у всех в руках были чашки с моим любимым напитком. Все общались, шумели, играла ненавязчивая музыка, мне пришлось постараться, чтобы найти Киру среди этой толпы.

Я увидела ее, и что-то внутри меня зашевелилось, задрожало. Она выглядела не так, как обычно, не в рабочей одежде. На ней был топ, который оголял ее руки и плечи, которые кстати тоже были полностью забиты татуировками, на спине между лопатками было изображение какого-то растения, длинная юбка обтягивала ее бедра, выглядела она очень женственно.

Кира, увидев меня, подбежала и поцеловала меня в щечку, не скрывая радости встречи. Она повела меня на кухню и уверяла, что сейчас я испытаю кофейный оргазм, потому что она приготовит мне самый любимый ее напиток. Она суетилась на кухне, что-то доливала, переливала, подсыпала, подмешивала, а я только наблюдала за ее плавными женственными движениями. Напиток был и правда потрясающим, я не могла точно разгадать все ингредиенты, но думаю это был кофе с кардамоном и амаретто.

За весь вечер мы обменялись лишь парой фраз, отбить Киру у гостей было сложно. Когда все начали расходиться, и я увидела, какой бедлам творится в квартире, я предложила Кире помочь с уборкой, и мы остались вдвоем. Тогда я еще не могла себе признаться, что просто хочу побыть с Кирой наедине. Я стала собирать чашки, разбросанные по всей квартире, но Кира остановила меня и спросила:

– Неужели ты действительно осталась ради уборки?
– Что ты имеешь в ввиду? – удивленно спросила я, в душе ликуя от ее интонаций.

Кира подошла ко мне вплотную, и я почувствовала, как от нее приятно пахнет свежеобжаренными кофейными зернами. Она запустила руку в мои длинные черные волосы и взъерошила мою прическу, от этого у меня мурашки пробежали по всему телу. До этого у меня никогда ничего не было с девушкой, даже поцелуев, и новизна подобных ощущений очень будоражила меня.

Мы стали целоваться: она засунула свой язычок в мой рот, и я почувствовала вкус кофе, мне захотелось съесть ее, такая она была сладкая, и так я ее хотела. Ее необычная внешность изводила меня уже несколько недель. Я ощущала сережку в ее языке, этот малюсенький кусочек серебра был холодным, и от него немного немел мой язык.

Это были ощущения ни на что не похожие. Я поглаживала Киру по попе, представляя какая она там внизу. У меня не было опыта с девушками, и я не очень представляла, как нужно себя вести, поэтому полностью отдала инициативу этой девушке необычной внешности.

Не снимая с меня майку и лифчик, Кира оголила мою грудь. Я немного застеснялась, но когда она, не скрывая наслаждения, стала кончиком языка дотрагиваться до моих сосков, удовольствие полностью избавило меня от смущения.

Она высовывала язык как можно сильнее, и я видела, как сверкает камушек на кончике ее язычка, им она похлопывала по моим стоящим соскам, и мне нарвилось на это смотреть. Я засунула руку себе в джинсы, добралась до клитора и стала его поглаживать. Кира одобрительно взглянула на это и стала заниматься моей грудью усерднее. Она взяла ее руками и стала нежно сжимать и облизывать.

– Хочешь увидеть мою киску? – вдруг спросила у меня Кира.
– Конечно хочу, уже не терпиться, – ответила я, ведь мне действительно уже хотелось этого.

Кира отошла от меня где-то на метр, открыв мне обзор и стала медленно снимать с себя одежду, не прерывая со мной зрительный контакт. Я последовала ее примеру и тоже стала раздеваться. Думаю, со стороны это смотрелось как какой-то танец – медленно, плавно, синхронно. Когда на мне остались одни трусики, Кира остановилась:

– Это я потом хочу снять с тебя сама!

Я послушалась. Кира же была уже абсолютно голая, и ничто не мешало мне ее рассмотреть. Она была очень худенькой, ребра и ключицы выступали так сильно, что в полумраке отбрасывали огромные тени на ее тело, но она была безупречна.

Я увидела, что татуировки покрывают почти все ее тело: бедра, живот, даже под грудью были какие-то надписи. Кира присела на диван и раздвинула ноги очень широко, практически в шпагат, и я увидела ее писю, она была похожа на детскую, абсолютно гладкая, ни единой волосинки или следов от них. Ее пися была максимально открыта, и я видела, что ее дырочка уже намокла.

– Хочешь ее поцеловать!? – скорее утвердительно, чем вопросительно сказала Кира.

Честно говоря, я понятия не имела, как делать кунни, точнее, мне конечно приходилось быть участницей этого процесса, но не в качестве исполнителя. Но меня это не остановило. Я удобно устроилась на полу возле Кирыной щелки и принялась отлизывать ей так, как это нравилось мне. Показывать мне, где находится клитор, естественно, необходимости не было, и это уже был огромный плюс.

Я вспомнила самый классный куннилингус, который когда-то сделали мне и стала воспроизводить все движения. Сначала язычком я провела по внутренней поверхности бедер, лобку, половым губкам, мне хотелось ее подразнить, и по ее телодвижением было видно, что ей уже не терпиться. Затем одной рукой я оголила ее клитор, раздвинула писю еще больше и стала интенсивно лизать.

От моего нажима Кира проваливалась в мягкие подушки дивана, поэтому я взяла ее рукой под попу, чтобы она от меня не убегала. Кира была такой худенькой, что поддерживать ее одной рукой было несложно. По движениям ее тела я понимала, что ей нравится, и я все делаю правильно, это меня приободрило, и я стала более решительной. Не отрываясь от ее клитора, я засунула в ее дырочку два пальца очень медленно, она внутри была мокренькой, но очень тугой.

Максимально продвинувшись вглубь, я стала ритмично и быстро надавливать кончиками пальцев на переднюю стенку ее узкой писечки, не забывая при этом надавливать языком на ее клитор. Это была моя любимая техника, потому что единственная, от которой я получала оргазм, к сожалению, не все мужчины владеют ей, либо уверены, что лучше знают, что, как, и куда нам, девочкам, надо. Не подвел меня этот метод и в этот раз.

Несколько минут, не сбивая темп и ритм, я обрабатывала Киру, она уже во всю стонала, и эти звуки невероятно возбуждали меня. Мне хотелось, что бы она кончила, мне хотелось, чтобы я довела ее до оргазма.

И в какой-то момент я почувствовала, как она вся настолько сжалась внутри, что я бы не смогла высунуть из нее пальцы, даже если бы захотела. Кира замерла на пару секунд, после чего начала пульсировать не только ее киска, но и все ее тело. Она была вся мокрая и в конвульсиях выскользнула из моих рук, утопая в диване.

Она лежала, не открывая глаз, я видела как ее грудь быстро поднимается и опускается от учащенного дыхания. Два пальца моей правой руки были мокрые и мне захотелось попробовать, какая Кира на вкус. Я засунула их себе в рот и стала смаковать этот кофейный кисло-сладкий вкус. Должна признаться, это было даже лучше, чем кофе.