Как-то осенью мы отправились с моей девушкой на отдых в Крым. Будучи студентами, мы часто забивали на пары и ездили на несколько осенних дней на море, понежиться на пляже в последние деньки бархатного сезона.

Это была теплая крымская осень, которая отличается от лета разве что тем, что отдыхающих меньше и меньше ажиотажа. Да и наверное ночи были не такие теплые, как летом. Мы вовсю веселились, пили вино и занимались сексом.

Смена обстановки и расслабленная атмосфера, как ничто другое, способствовали этому. Мы жили в Севастополе и решили на денек съездить в Ялту. Самый удобный способ – обычные рейсовые автобусы, путь которых лежит по живописному крымскому серпантину, проходящему над морем.

Приехав в Ялту, мы прогулялись по городу, затем по набережной, времени было до заката не так много, и мы устроились на берегу одного из пляжей.

Закат мы провожали с бутылкой крепкого домашнего вина, я практически не пил, а она хорошенько напилась. Здесь стоит рассказать немного о моей спутнице. Это была беззаботная студентка, у которой по каждому вопросу было свое мнение.

Она хотела попробовать в жизни все и сразу. Я был ее первым парнем, который лишил ее девственности. В вопросе секса у нас всегда был полный порядок, я не слышал от нее слова «нет», наверное, никогда и трудно вспомнить места, где мы с ней не трахались: купе поезда, в лесу, а количество различных пляжей, наверное, не сосчитать.

Выпив изрядно вина, она смотрела на меня своими большими глазами и говорила, что хочет секса сейчас и прям здесь. Мы решили немного задержаться на пляже и добавить его в и так длинный список опошленных нами мест. Но была одна проблема, на этом пляже было куча людей. Мы остались ждать, пока они разойдутся, быстро стемнело, и мы лежали на берегу, возбужденно лаская друг друга.

Я гладил ее во всех непристойных местах и чувствовал возбужденные твердые соски под купальником, ее скользкую киску, которая готова была прямо сейчас принять меня. Она вся вожделела, была пьяная и развратная, говорила пошлости, и мне казалось, была слегка неадекватная. Но так, наверное, всегда со стороны выглядят пьяные люди, когда ты трезвый.

Люди не расходились, а их становилось на удивление еще больше и, несмотря на полную темноту, заняться сексом там не представлялось возможности. Мы решили возвращаться обратно в Севастополь, где снимали комнату.

Немного грустные мы отправились на автовокзал. Там нам сказали, что регулярных автобусов больше не будет и посоветовали ехать на маршрутке. Мы так и сделали, и уже через какое-то короткое время сидели в полупустой длинной маршрутке, которая вмещала человек тридцать, наверное.

Мы сели в самом ее конце, где были спаренные сидения, чтобы можно было удобно расположиться. Она спокойно положила голову мне на грудь, и мне показалось, что она начала засыпать. Я гладил ее рыжие волосы и шею, она, словно кошка, мурлыкала под моей рукой.

В один момент я почувствовал, как ее рука опустилась к моим шортам и начала гладить мой член. Я ошибался, она не уснула и даже не хотела спать. Она хитро посмотрела на меня и опустила голову мне между ног. Я мельком оглянулся, чтобы проверить, не видит ли нас кто-либо.

Внутри маршрутки было всего несколько человек, которые сидели впереди нас и дремали.
В тот же момент я почувствовал, как она задирает край моих шорт и трусов, а головка моего хуя оказывается во власти ее маленького язычка, еще мгновение и он уже полностью у нее во рту.

На секунду я отвлекся от блаженного процесса в поисках глазами невольных зрителей нашего разврата. Она начала мне сосать, умело работая губками и максимально сильно, как я люблю, сжимать его и глубоко засовывать язычок в уретру. Она знала мой член наизусть и мне доставить удовольствие для нее не составляло труда.

Мы начали замедлять ход, а салон наполнялся светом фонарей. Мы остановились на заправке. Я резко схватил ее рукой за длинные волосы и вернул ее голову на спинку пассажирского сидения.

Она молча смотрела на меня, облизывая языком свои влажные губы. Я понимал, что это – временное затишье, и сейчас мне предстоит второй раунд, в этом не было ни малейшего сомнения.

Я протянул руки к ее трусикам и засунул один палец в глубь ее влажной киски, она только взяла мою руку, начала ей двигать, наращивая темп. Я трахал ее одним пальцем, а потом двумя, думаю, она была не против и остальных пальцев в тот момент. Водитель вернулся в кабину, и мы медленно поехали.

Она так и ждала этого момента. Поцеловав меня в губы, она залезла мне на колени. Ее длинные волосы закрыли все мое лицо, но убрав их рукой, я воровато поглядывал в сторону водителя.

Страх быть замеченным и ее извивающееся на мне тело создавали гремучую смесь адреналина и дофамина в моем мозге. Невероятные ощущения, она лезла целоваться, а мокрые трусики терлись о мою мошонку и пенис.

Она полностью руководила процессом, и она полностью справлялась со своей ролью, вставив мой хуй себе во влагалище, причем так легко и беззаботно. Мне же оставалось держать в руке ее закатанные трусики, приподнимать низ платья и оставаться «на стреме», как бандит на месте преступления.

Она не могла скакать на мне, поэтому просто медленно двигала тазом вверх и вниз, словно издеваясь или заигрывая с моим малышом. Я чувствовал, как мокреет ее тело от пота под легким платьицем, а ее горячее дыхание возле моего уха давало мне понять, насколько ей хорошо.

Я дал ей насладится собой и старался максимально долго не кончать, но мои силы не безграничны, и ее медленные движения попой довели меня до оргазма.

— Я сейчас кончу, — прошептал я ей на ухо.
— Кончай, — беззаботно ответила она мне.
— Возьми в рот, — настойчиво приказал ей я.

Она нехотя слезла с меня и снова сжала член своими божественными губками. Я кончал, как партизан в окопе, тихо, не проронив ни звука, только слегка приподнимая туловище кверху, чтобы выплеснуть ей в рот всю свою сперму.

Она послушно приняла все до капли и проглотила ее. Она снова положила голову мне на грудь, и мы начали подъезжать к городу.

Маршрутка остановилась на главной площади города. Моя девочка, как ни в чем не бывало, быстро вышла из нее и стала меня ждать. Я мешкал, собирая вещи и пытаясь завязать шнурок на моих шортах. Выходя, я поймал на себе взгляд водителя маршрутки. Мне на секунду показалось, что он все видел и если бы не остальные пассажиры, то сказал бы мне об этом.

Мы успели на последний паром на северную сторону, на верхней и нижней палубе было полностью темно. На скамейках сидели редкие пассажиры и сонные курсанты-матросы. Она тихо открыла дверь на вторую палубу, ведущую наверх, и сказала:

— Помнишь, я так и не кончила!

А это значит, что вечер наших сексуальных приключений продолжится под колыхание морских волн.