Будучи студентом, я хотел поехать на стажировку по обмену в Европу. Когда ты живешь в маленьком городе, хочется увидеть мир и узнать новых людей. Я приготовил и отправил документы, долго ждал ответа от консульства, которое находилось в другом городе.

Ответ мне должен бы прийти в течение месяца, так что я особо не парился и знал, что у меня есть время, которое я могу провести с друзьями перед отъездом.Так я и делал. Мы сутками зависали на даче у моего одногруппника. В этом дачном поселке была плохая мобильная связь, и мне приходилось каждый раз отходить от дачи метров на двести, чтобы позвонить родителям и доказать, что я не нахожусь в состоянии алкогольной комы.

Девушки у меня не было, поэтому такие вылазки были для меня редким явлением.
Не дойдя до своего обычного места выхода на контакт, мне начали приходить смс о пропущенных вызовах. Такое часто было, но этих смс было в это раз невероятно много, мой телефон просто разрывался. Позвонив родителям, я понял причину: меня вызывали на собеседование в консульство, а я пропустил и смс, и письмо от них.

Собеседование должно было состоятся завтра. Я в шоке бегом побежал собирать свои вещи. Уже через несколько минут ехал домой, где быстро переодевшись, взял паспорт и отправился на вокзал.
Уже был поздний вечер и оставался всего лишь один поезд, который мог меня доставить вовремя к завтрашнему собеседованию.

В кассах билетов на него уже не было. Я отчаянно пошел проситься каким-то образом вписаться в него, но мои попытки были безуспешны. В одном из вагонов я случайно наткнулся на начальника поезда, и он отвел меня в последний вагон, что-то сказал проводнице и, взяв у меня в туалете вагона деньги за проезд, быстро удалился.

Ко мне подошла проводница с недовольным лицом. Это была тучная женщина около пятидесяти пяти лет, с черными волосами и очень короткой стрижкой, выглядела она довольно странно, у нее были большие некрасивые губы и четко прорисованные брови удлиненной формы, и, конечно же, классическая для всех проводниц огромная грудь. Она грубо сказала мне:

— Мест нет, молодой человек, так что до следующего города Вы едете в купе для проводников.

Я только кивнул головой, выражая свое согласие, и покорно пошел за ней. Она выделила мне место среди стопки постельного белья, где я и разместился, достав учебник.

Следующие несколько часов я был невольным свидетелем работы проводников воочию. Это – нелегкий труд, скажу я вам. За первые несколько часов следования она почти ни разу не присела, возле моего лица постоянно мелькала ее большая попа, отвлекая меня от чтения и практически касаясь лица.

Она была в этом вагоне единственной проводницей, из ее разговоров с ее коллегами-проводниками я узнал, что ее зовут Белла, Белла Семеновна, если быть точным.

Волнение перед завтрашним собеседованием было настолько сильным, что я не мог полностью сосредоточиться на чтении, да и постоянное движение вокруг меня не стимулировало мои умственные способности.

— Белла Семеновна, — обратился я к ней, — давайте я Вам помогу.

Она не ожидала, что я знаю, как ее зовут, а тем более предложения помощи от меня, но согласилась. На время я стал проводником-практикантом: разносил постельное белье, раскочегарил бойлер, и даже разнес несколько кружек классического вагонного чая. Это немного отвлекло меня от моих волнений и мыслей, так что этот случайный трудовой опыт никак меня не напрягал.

Белла Семеновна изменила свое поведение, и ее тон сменился с надменного на уменьшительно-ласкательный, она стала называть меня Димочка. Я выполнил все свои новые обязанности и ближе к полуночи вагон стал засыпать. Я видел несколько свободных мест, но стеснялся спросить можно ли мне там расположится. Я просто вернулся на свое место, теперь мы могли отдохнуть.

— Димочка, чай будете? Или может чего покрепче? — спросила она.

Я кивнул, потому что понимал, что мне будет трудно заснуть на новом месте. На столе появилась бутылка коньяка с дольками лимона. Мы выпили, а потом еще по одной. Она спрашивала, куда еду и где учусь, а на все мои ответы говорила что-то вроде: «Какой хороший мальчик!», «Молодец и умница». Белла Семеновна также все время трогала меня за коленку. Такой тактильный контакт меня настораживал, но непринужденность нашего разговора все сглаживала.

После третьей рюмки и стакана чая меня немного развезло, и я сказал, что больше пить не буду. Мы сидели на одном сидении в уже хорошо приподнятом алкоголем настроении.

— Спать хочешь? — спросила она, смотря на меня.
— С кем? — переспросил я, глупо шутя и строя из себя альфача.

Это был тот случай, когда выпив, ты говоришь что-то, но спустя секунду понимаешь, как глупо это звучало. Она ничего мне не ответила, а только улыбнулась. Для разрядки обстановки я быстро вышел в туалет, умылся и, пообещав себе больше не говорить глупости, вернулся обратно.

Купе было закрыто. Я резко открыл дверь без стука и увидел Беллу, она как раз переодевала блузку. Взгляд упал на огромные груди и черные ареолы сосков. От неожиданности я замер на месте.

— Ну заходи уже, не стой в проходе! — сказала она, буквально затащив меня внутрь купе.
Я стоял с ней практически в упор, и ее груди касались моей одежды. Так и не двигался, потому что купе – маленькое, и места особо не было.
— Я постелила тебе на верхней полке.

Я продолжал стоять молча и не двигался, смотря, как дурак, на ее грудь, которую она пыталась прикрыть.

— Что ты так смотришь?! Ну хочешь, потрогай их, если они не дают тебе покоя, — сказала она, раскрывая свою блузку.

Я осторожно потянул руки к ее огромным дойкам, они были невероятно мягкие. Сквозь ее белую тонкую кожу на них просматривались крупные сине-зеленые вены. Я начал жадно их гладить, Белла поднесла к ним и свою руку и начала мне помогать.

Я не придумал ничего лучшего, как начать их целовать и глубоко заглатывать в рот ее соски, словно теленок, пытаясь высосать из них молоко. Я почувствовал ее тяжелое дыхание, она словно была против этого, но единственное, что ей оставалось, это с трудом набирать воздух в легкие.

— Ну прекрати же! — говорила она но и одновременно ничего не пыталась делать с моим нахальством. Я продолжал и не думал останавливаться, я опустился ниже и уже целовал все ее тело, а не только пышную грудь.

Ее пальчики расстегнули невидимую змейку на юбке и моментально опустились к ее киске. Это был главный сигнал мне, что можно продолжать, и ворота к ее киске открыты.

Я стянул ее юбку вниз, она легко поддалась и дала мне ее снять. Дальше были ее трусики, которые я начал также быстро снимать. Белла Семеновна велась на все мои действия и делала так, как я хочу.
Я прильнул к ее огромному клитору и начал его целовать.

Мой язык словно заплетался в ее черных жестких лобковых волосах, а большие половые губы так и хотели сжать мой язык, словно клещи. В моей голове была тысяча мыслей, и одной из них была «как можно быстрее в нее войти».

Я начал быстро снимать ремень и стягивать джинсы, а за ними и трусы, моя развратная проводница поняла мои желания правильно. Она непринужденно развернулась и стала раком на нижней полке. Я смотрел на ее огромную пизду, которая была уже готова к сексу, а ее пальчики, потирающие клитор, были тому подтверждением.

Я вставил в нее свой небольшой член, и он словно погрузился во что-то мягкое и горячее, меня охватило блаженство. Это были совсем не те ощущения, которые я испытывал со сверстницами, с которыми у меня был секс раньше. Что есть силы я начал входить в нее на всю длину моего члена, но мне казалось, что этого мало.

Она мне помогала, раздвигая рукой свои обильные ягодицы в стороны, а другой рукой пытаясь держаться во время движения поезда.

— Быстрее! — сказала она мне громко, заглушая мои стоны и хаотичный стук колес поезда.

Я начал двигаться быстрее и понял, что она имела в виду. Мы останавливались и впереди была железнодорожная станция. В этот момент я хотел спросить, куда кончить, ведь я был без презерватива, но не успел, и моя сперма растеклась внутри ее большого влагалища.

Еще несколько фрикций, и я остановился. Белла не стала долго мешкать. Быстро поднявшись, она стала надевать юбку, совсем забыв про свои трусики, которые валялись на полу. Не успев до конца надеть форменную блузку, она быстро выскочила из купе с флажком в руках. Я же сидел за столиком и пытался отдышаться. Не дожидаясь ее прихода, я залез на верхнюю полку и быстро отрубился.

— Димочка, вставай! Подъезжаем уже… — слышалось мне спросонья.

Я еле открыл заплывшие глаза. Голова раскалывалась, а передо мной стояла Белла Семеновна. Она вела себя как ни в чем не бывало. На столе был чай, а поезд, замедляя ход, приближался к конечной станции.